Легенды породы Мейн-кун

 


Ранняя история породы окутана тайной. Кошки попали на американский континент очень давно с первыми кораблями из Европы. Это потомки тех самых корабельных крысыловов, без которых не уходило в плавание ни одно судно. В каком точно веке это было – остается только догадываться. Были ли это кошки переселенцев или кошки, спасшиеся после кораблекрушений и одичавшие – остается только догадываться. История кошек в этом случае тесно переплетена с историей.

Невероятно, но до сих пор многие склонны верить, что те самые кошки, прибыв на Американский континент, скрестились с североамериканской рысью («веским доводом» в пользу версии служат всем известные кисточки на ушах), или даже с енотом (в пользу этой версии приводится часть названия «кун» (rac(c)oon; coon), что в переводе означает «енот» и цвет шерсти, напоминающий цвет шерстки енота. Версии крайне романтичные и привлекательные, но не имеющая под собой почвы из-за видовых отличий и невозможности межвидовых скрещиваний.

Вторая загадка мейн-кунов – длинная шерсть. Как известно, на кораблях путешествовали в основном короткошерстные кошки, длинношерстные же были украшением дворцов и предметом роскоши.

Одна из легенд рассказывает, что длинношерстными кошками американский континент обязан Марии-Антуаннете. Капитан Сэмюель Клоа готовил побег опальной королевы из Франции в 1793 году. Корабль загружался всем тем, что королева, известная поклонница роскоши, считала необходимым захватить с собой в дорогу: роскошной мебелью, дорогими безделушками и шестью любимыми кошками королевы. Но судьба распорядилась иначе. Побег не удался, королева была казнена, а капитан вынужден был бежать, опасаясь преследования. Так роскошные кошки опальной королевы попали на Американский континент, где нашли свой новый дом и были приняты в общество короткошерстных кошек, которые прибыли на континент раньше.

Другая, но не чуть не менее романтическая версия рассказывает, что жил когда-то английский капитан, имеющий прозвище «Coon» («Енот») и известный тем, что обожал кошек и не отправлялся в плавание без своей мурлыкающей свиты. На его корабле обитало огромное количество дорогих кошек, в первую очередь персидских и ангорских. Капитан совершал путешествия к берегам Америки. Люди, которым в руки попадали котята с этого корабля, по понятной причине говорили «эти котята от Енота».

Это легенды, но в общем можно сказать, что появление длинношерстных кошек на Американском континенте связано с экономическим развитием Америки. Первые переселенцы были бедные люди и их, понятно, сопровождали короткошерстные кошки. По мере развития страны, она становится привлекательной для все большего количества вполне состоятельных людей, и их спутниками к берегам Новой Англии становятся длинношерстные кошки.
Именно их потомки начали обживать восточное побережье и, естественно, выживали более сильные и более приспособленные особи.
В снежные зимы свободно могли передвигаться только длинноногие кошки, с мощными, крепкими конечностями и широкими лапами, напоминающими снегоступы. Уши, как наиболее подверженная охлаждению часть тела, неизбежно более сильно опушались. Длинная шерсть, доставшаяся по наследству от аристократических предков, защищала от холодов. Кстати сказать, шерсть мейн-кунов крайне подвержена сезонным изменениям, максимально распушаясь в зимний период и вылинивая в летнюю жару. Но подлинная гордость мейн-кунов – их хвост, часто описываемый авторами как «хвост с котом на конце». Возможно, именно такое пушистое одеяло нужно было кошке, для того что бы укрыться в холодные зимы. А может быть все гораздо проще, и кошки, которые при естественном отборе приобрели длинные лапы, получили заодно от природы и длинный хвост.

По мере освоения Америки, мейн-кун становился излюбленной кошкой американских фермеров. Настоящая американская фермерская кошка должна была иметь прекрасное здоровье, уметь заботиться о своем пропитании и быть достаточно сообразительной. Излюбленной «забавой» сельских жителей в те далекие времена были ярмарки с их извечными соревнованиями. Состязаниям не было числа: соревнования ковбоев, псовые и петушиные бои, скачки. Но азартными соревнованиями не ограничивалась фантазия «ковбоев». Американская «гигантомания» вызвала к жизни желание узнать, кто вырастит самый большой фрукт, самого большого быка… самую большую кошку... В течение 1850-1860 гг. подобные состязания стали настолько популярны, что фермеры создали свою собственную выставку кошек на Skowhegan Ярмарке, где соревновались только предки мейн-кунов за титул «Maine State Champion Coon Cat». Возможно те ярмарочные развлечения и дали первый толчок селекции – конкурирующие фермеры стремились получить самых-самых больших кошек.